О последних тенденциях развития российского страхового бизнеса корреспонденту АТО Артему ФЕТИСОВУ рассказал исполнительный директор группы страховых компаний “Авикос-Афес” Илья КАБАЧНИК

АТО: В январе этого года вступила в силу новая редакция Закона “Об организации страхового дела”. Одно из прописанных в нем изменений – это снижение ограничений для участия в российском страховом бизнесе иностранных компаний. Есть ли опасность для отечественных страховых компаний, работающих в авиационном секторе, потерять часть бизнеса с приходом крупных западных игроков?
И. К.: Сколько я себя помню в этом бизнесе, те западные компании, которые хотели обеспечить свое присутствие на российском рынке, всегда имели возможность это сделать. Конечно, разговоры про закрытость рынка и законодательные ограничения имеют под собой реальную основу, но эти препятствия можно обойти. Допустим, западная компания не имеет права владеть более 49% акций. Но ведь она может просто создать в России холдинговую компанию, которая будет держать остальные 51%. Правда, такую российскую компанию нельзя будет назвать “дочкой”, что для некоторых клиентов может быть важно.
Впрочем, полноправный приход иностранных страховщиков может угрожать только рынку потребительского страхования. В сегменте авиационного страхования ситуация иная. Дело в том, что авиационное страхование в любом случае ведется из очень ограниченного числа международных центров. На западный рынок эти риски попадают через страховых брокеров, а брокеры представлены в любой стране, в том числе и в России. Сегодня западные компании и так контролируют большую часть российского рынка авиационного страхования, правда, через инструменты перестрахования. Но это не имеет большого значения – то, что какая-то российская компания отпиливает себе маленький кусочек, никого сильно не задевает.
АТО: А разве перевозчику не будет выгодно напрямую работать с западной страховой компании, без российских посредников?
И. К.: Если гипотетически предположить, что сегодня какая-то российская компания начнет переговоры с западным страховщиком напрямую и с нами одновременно, ценовой результат будет в нашу пользу. Мы сможем предложить более низкие тарифы, хотя будем размещать эти риски на Западе через инструменты перестрахования. Связано это с тем, что, во-первых, у нас есть собственный капитал и своими силами мы будем закрывать часть риска. Во-вторых, мы давно сотрудничаем с западными перестраховщиками и можем влиять на ценообразование, хотя наше влияние и ограничено. В-третьих, для большого западного страховщика российская авиакомпания будет маленьким и беспокойным клиентом, к которому и отношение будет соответствующим. В этом случае ни о каких уступках в урегулировании претензий или в ценообразовании не может быть и речи. И, наконец, вы поймите, – Россия сегодня не является привлекательным рынком для западных страховщиков. Здесь они видят стареющий парк с низкими стоимостями, единицы западных самолетов, сложную политическую ситуацию.
АТО: Наметились ли какие-то качественные изменения в работе страховщиков с ввозом западных самолетов отечественными авиакомпаниями?
И. К.: У нашей компании был опыт страхования западных самолетов – например, мы страховали самолеты “Узбекистон Хаво Йуллари”, DC-10 компании “КрасЭйр”. Сейчас ведем переговоры с UTair. По своему опыту мы знаем, что у руководства российских перевозчиков может сложиться впечатление, что большинство требований по страхованию западных самолетов, прописанных в лизинговых контрактах, выглядят несуразно или явно завышены. Но такие жесткие требования – нормальная западная практика. С точки зрения страхования с приходом западных ВС происходит переход нашей индустрии воздушного транспорта на те же подходы и стандарты, которые действуют на Западе. Приход техники – это не просто замена железа, это изменение целого комплекса взаимоотношений. Меняются и требования к страховым компаниям, от нас хотят большего.
АТО: Компании “Авикос” и “Афес” входят в пятерку лидеров авиационного страхования в России. Пока они функционируют как два юрлица с общим начальством. Не планируется ли в итоге полное объединение “Авикоса” и “Афеса”?
И. К.: В теории все возможно, и объединение юридических лиц тоже. Но сам факт приобретения компании не означает, что мы будем ее реорганизовывать, заниматься слиянием компаний. Сейчас работают два юрлица с отдельными балансами и лицензиями, но действуют они как одна компания. Например, у нас есть одно общее управление авиационного страхования, одно управление перестрахования. Для наших клиентов мы – одна организация, которая, правда, выдает два вида полисов. Интеграция центрального офиса была завершена еще в мае – начале июня. В настоящее время мы занимаемся консолидацией региональной сети. В некоторых городах есть отлично работающие филиалы “Афеса”, которые действуют уже много лет. Или, наоборот, представительства “Авикоса”. И лучше пока сохранить узнаваемые торговые марки. Скорее всего в ближайшей перспективе полного слияния не произойдет. Но даже если мы начнем объединять наши компании прямо сегодня, процедура слияния может занять до полугода.

Читайте также:  Оговорка 67B и другие вопросы